October 8th, 2014

за равноправие курильщиков

Кое-что интересно о нефти

Посмотрите внимательно на этот график и увидете много интересного. Например, можно ругать приватизацию нефтянки в середине 90-х, но видно, что падавшая до этого добыча сменилась ее бурным ростом. Но это прошлое. А сегодняшнее таково: в России добыча нефти почти перестала расти в последние годы, а США растет фантастическими темпами. К концу 2015 году объем добычи нефти в США станет больше, чем в России и Саудовской Аравии. С рынка постепенно уходит крупнейший импортер, который скоро сам станет экспортером. Конкуренция на рынке нефти и газа (с появлением сжиженного газа) резко обострится. Не уверен, что мы к этому готовы.
за равноправие курильщиков

О проекте закона "О промышленной политике". Мое выступление на его обсуждении в Госдуме

Закон сугубо рамочный, крайне неконкретный. Он претендует на концептуальность, но не затрагивает многие ключевые направления необходимой промышленной политики. Вопросы, нуждающиеся в четком ответе, которого в законе нет:
- роль государства в экономике, в том числе в промышленности, как прямого хозяйствующего субъекта. В последние годы был взят курс на усиление именно такой роли государства. Практически во всех отраслях ключевую роль играет государственная или подконтрольная государству компания, сохраняется огромное число ФГУПов и МУПов (нет времени приводить примеры, вы их сами знаете). Фактически конкуренция во многом подавлена, а шансы ее выиграть у частного бизнеса крайне малы, если его собственник не входит в круг приближенных к власти. При этом эффективность деятельности многих госкомпаний крайне низкая.
Убежден, что госкомпании имеют право на существование исключительно в особых сферах деятельности, являющихся объективно монопольными (магистральные электросети) или непосредственно связанными с безопасностью страны.
- закон полностью обходит вниманием ключевую проблему демонополизации российской промышленности.
- в законе также ничего не говорится о создании благоприятного предпринимательского климата, защите собственности, защите и развитии конкуренции.
- еще один архиважный вопрос - создание финансовых условий для развития промышленности, включая появление доступных и дешевых длинных денег. В законе (ст. 11) финансовая поддержка сведена к субсидиям и налоговым льготам, хотя ее инструменты должны быть намного шире.
- закон обходит стороной и вопрос соотношения в промышленности крупных, средних и малых предприятий, поддержка которых имеет свою специфику, а налаживание взаимодействия крупных компаний и малого бизнеса, доступ среднего и малого бизнеса к госзаказу – важнейшие вопросы эффективного развития промышленности и создания рабочих мест.
- нет в законе и специфики промышленной политики применительно к разным секторам экономики (за исключением ОПК), включая новые отрасли и высокотехнологичные производства, а также естественные монополии.
- Вообще не затрагивается в законе тема, что делать с неэффективными производствами. Мы их банкротим или поддерживаем по социальным соображениям? Особенно актуально это для моногородов, в законе даже не упоминаемых.
Без ответа на эти вопросы мы не решим задачу, которая справедливо указана в законе среди двух важнейших - создание условий осуществления промышленной деятельности, конкурентных с условиями осуществления промышленной деятельности на территориях иностранных государств.

Теперь замечания по положениям, которые есть в проекте закона:
В ст.3 говорится о внедрении результатов интеллектуальной деятельности в промышленности. Это отражение концептуальной ошибки – внедрить инновации нельзя, можно создать условия для заинтересованности компаний в инновациях. Как следствие этой концептуальной ошибки - Ст. 12 поддержка инновационной деятельности - предполагается чисто бюрократическими, административными методами. И за счет государственного спроса. Нет ничего о создании конкурентной среды, которая стимулировала бы компании к инновациям с целью занятия ниш на рынке и временного получения сверхприбыли.
В самом определении промышленной политики (ст. 3) отсутствует ее направленность на повышение эффективности. Известно, что мы существенно отстаем от развитых стран не только по производительности труда, но и по показателям материало- и энергоемкости.
В законе говорится о повышении производительности труда в промышленности путем создания и модернизации высокопроизводительных рабочих мест (ст. 4.2.7). Во-первых, у нас острый дефицит высококвалифицированных кадров рабочих и инженеров. Во-вторых, в нашем случае не менее актуальна ликвидация низко производительных рабочих мест, использующих ручной, неквалифицированный или опасный труд, включая труд гастарбайтеров. Кадровому обеспечению в законе вообще посвящено неоправданно мало внимания.
Статья 3.6 – согласование федеральным ведомством руководителей, отвечающих за промышленную политику в регионах? Не многовато ли опеки над регионами? Им итак согласовывают или назначают прокуроров, руководителей МВД, рвтелй егиональны оранов других федеральных ведомств.
В законе фактически есть лишь две конкретные позиции – создание государственной информационной системы и инвестиционный контракт.
Государственная информационная система станет гигантской дополнительной нагрузкой на предприятия, т.к. без их участия собрать перечисленную в ст.14 информацию невозможно. Например, п.9 - о кадровом потенциале субъектов промышленной деятельности и потребностях в кадрах субъектов промышленной деятельности; - откуда будет браться информация, кто ее будет предоставлять и за чей счет? Похоже, что пункт об информационной системе пролоббировал ее будущий разработчик.
Специальный инвестиционный контракт – сферы применения чрезвычайно широки и неконкретны. Есть частные вопросы, например, п. 3 -льготные тарифы на товары, работы и услуги, цены на которые подлежат государственному регулированию, в соответствии с законодательством Российской Федерации; - за чей счет льгота? Велик риск перепродажи товаров и услуг, например, льготного ж/д тарифа.
Сама идея инвестиционного контракта – это идея “ручного управления”, которое можем применяться в исключительных случаях, а не как система. Сколько у нас будет таких контрактов – десятки, сотни, десятки тысяч?
Закон концептуально важный, но нуждается в серьезной доработке.