aanechaev (aanechaev) wrote,
aanechaev
aanechaev

Мое интервью о бюджете 2015 и вообще о будущем экономики

ТЯЖЕЛЫЕ ВРЕМЕНА ОЖИДАЮТ И ФЕДЕРАЛЬНЫЙ БЮДЖЕТ. О ТОМ, КАК САНКЦИИ, ПАДЕНИЕ КУРСА РУБЛЯ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС СКАЖУТСЯ НА СОСТОЯНИИ РОССИЙСКОЙ КАЗНЫ, OK-INFORM ПОИНТЕРЕСОВАЛСЯ У БЫВШЕГО МИНИСТРА ЭКОНОМИКИ РФ, А НЫНЕ СОВЕТНИКА ПРЕЗИДЕНТА БАНКА «РОССИЙСКАЯ ФИНАНСОВАЯ КОРПОРАЦИЯ» АНДРЕЯ НЕЧАЕВА.

- Соответствует ли доходная часть утвержденного бюджета текущим экономическим реалиям? Можно ли будет ее выполнить в условиях возможного сокращения налоговых поступлений?

- Я думаю, что бюджет абсолютно нереалистичен. Косвенно это подтверждало и Министерство финансов, готовя запасной вариант. И буквально на днях Дмитрий Анатольевич Медведев в телеинтервью сказал, что, если внешние условия будут ухудшаться, то нам придется корректировать бюджет. Конечно, определенный позитивный вклад вносит девальвация рубля, которая частично компенсирует снижение бюджетных доходов от экспорта энергоносителей. Но в полной мере вряд ли получится компенсировать завышенные поступления в бюджет от нефти. Напомним - он верстался под 100 долларов за баррель в среднем за год и есть большие сомнения, что цена будет таковой, потому что сейчас она по Urals опустилась где-то до 65 долларов за баррель. Но и там были явно завышенные основные макроэкономические параметры. В частности, предусматривался существенно более высокий экономический рост, чем то, что нас ждет. Кроме того, многие эксперты считают, что нас ждет падение ВВП, в лучшем случае на 2%. Поэтому бюджет придется пересматривать. Словом, тут есть разные варианты.

- Насколько расходная часть отвечает интересам страны? Какие программы, по Вашему мнению, требуют большего финансирования, а какие - сокращения?

- Если мы проанализируем наши бюджеты за несколько последних лет за исключением такого рода мегапроектов, как саммит АТЭС, Олимпиада в Сочи, то основными растущими статьями бюджета были расходы на оборону, на правоохранительную деятельность, на государственную безопасность и судебную систему. Это напоминало бюджет страны, готовящейся то ли к войне, то ли к революции, то ли к тому и другому одновременно. Но в нынешней сложной ситуации с бюджетом, власти, конечно, нужно определяться с приоритетами, потому что в любом случае их не может быть много. Сейчас может быть один, максимум два приоритета, и с ними нужно быстро определиться. Мы решили налоги не увеличивать, за что спасибо. Хотя их уже увеличили в текущем году, но это бюджет не спасает. Значит, у правительства, Минфина и президента не так много вариантов. Первый - залезть в Резервный фонд. Второй - резко увеличить заимствования, что в нынешней ситуации фактической блокады со стороны Запада и закрытия доступа на финансовые рынки крайне затруднительно. Третий - резать какие-то расходы. Четвертый - применить комбинацию всех вышеперечисленных подходов. Но в любом случае нужно определяться с приоритетами, а потом уже, в зависимости от них, строить конструкцию уточненного бюджета.

- Вы назвали такие крупные проекты, как саммит АТЭС, Олимпиада. Крым вы относите к столь же крупным статьям расходов?

- Безусловно. Это еще один мегапроект. Он, конечно, совсем другой по содержанию. Но с точки зрения нагрузки на бюджет это, наверное, "потяжелее" Олимпиады будет.

- Насколько допустимо сокращение финансирования социальной сферы? Каков допустимый предел?

- Де-факто сокращения в последние годы уже проходили, если не по абсолютной величине, то по относительной. Если вы посмотрите распределение расходов бюджета, то реально на все эти сферы в федеральном бюджете расходы снижались. Другое дело, что целый ряд расходов при выполнении так называемых «майских» указов президента был переложен на регионы, которым при этом не дали адекватную денежную компенсацию из федерального бюджета или при перераспределении налоговых доходов, в результате чего у подавляющего большинства регионов бюджеты просто трещат по швам. Резко растет задолженность, увеличивается дефицит, сокращаются все расходы, связанные с инвестициями, развитием. То есть бюджеты регионов превращаются просто в кассу по раздаче зарплат бюджетникам. И все равно денег не хватает. Результат - возникновение таких коллизий, как с московским здравоохранением, где для выполнения указов пошли по пути физического сокращения числа больниц, коек, врачей. Причем, зримого сокращения. Это вызывает, естественно, озабоченность как у самих врачей, так и у пациентов. Поэтому последовали публичные выступления, что беспрецедентно, потому что бюджетники всегда были опорой режима. Наиболее же сложная ситуация в этом смысле с бюджетами регионов, не говоря уже о бюджетах муниципальных образований, которые просто влачат жалкое существование. То есть фактически мы просто ликвидируем местное самоуправление, финансово его обезвоживая. Я напомню, что были две одноразовые меры, связанные так или иначе с социальной сферой. Первое - это замораживание пенсионных накоплений. Очень сомнительное мероприятие. Это, конечно, позволит снизить трансферты Пенсионному фонду из федерального бюджета, но фактически просто разрушает накопительную систему пенсий. И второе - намерение Минфина в 2015 году забрать из Фонда обязательного медицинского страхования 140 млрд рублей. Это при всех тех проблемах в здравоохранении, о которых я только что сказал.

- Что нас ждет?

Если мы говорим об экономическом аспекте, то я думаю, что в лучшем случае нас ждет год, а, может быть и несколько, прозябания около нуля с вероятностью рецессии больше, чем экономического роста, потому что просто не видно пока факторов, которые возобновили бы экономический рост. Если будут ухудшаться внешние условия (ужесточение санкций или дальнейшее падение цены на нефть), то думаю, что мы скатимся в кризис. С соответствующими последствиями и для уровня жизни, и для всего остального. Тем более, что уровень жизни уже резко снижается за счет гигантского скачка инфляции.

- Почему Путин удивлен ростом цен на бензин при удешевлении нефти? Что будет дальше?

- Если мы говорим конкретно о бензине, то в его розничной цене более двух третей - это налоги. В этом смысле вопрос был немного риторический. Он подразумевал, что там нефтяные компании балуются, но на две трети балуется государство, а не нефтяные компании. Путин говорил вообще о контроле над ценами, но не очень понятно, как в условиях рыночной экономики со свободным ценообразованием это можно осуществить в рамках правового поля за исключением случаев, когда нарушается антимонопольное законодательство. Здесь, естественно, антимонопольное ведомство должно проявлять максимальную активность, и полномочия у него есть. Допускаю, что бензин - частично этот случай. В этом году повысили акцизы на бензин, поэтому удивляться не стоит. Но допускаю, что на каких-то рынках именно по бензину существует так называемый картельный сговор. Возможно, такое явление есть на каких-то других рынках, по другим товарам, поскольку у нас рынки довольно высоко монополизированы. И исключив случаи монопольных сговоров с искусственным повышением цен, что такое контроль над ценами - мне пока не очень понятно. Если это не просто пугалки.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment